Малаш Михаил, версия: сакральной жертве «помогли умереть» в Больнице Скорой Помощи.

Если рассматривать версию сакральной жертвы, то самое простое её организовать в Больнице Скорой Медицинской Помощи (БСМП), куда Роман Бондаренко был доставлен из Центрального РОВД. Когда парня задержали, он не производил впечатления человека нуждающегося в неотложной госпитализации, иначе, его туда доставили бы сразу же, а не через 2 часа. В том, чтобы он умер, меньше всего заинтересована милиция в частности и власть в целом. Когда его задерживали, он был в сознании и разговаривал. Молодой здоровый 30-летний парень, чтобы умереть через сутки от внутренних кровоизлияний, должен быть избит не до такого состояния, когда он стоял на ногах, задавал вопросы, а с ним милиционеры агрессивно обращались со слов свидетелей.

Теоретически его могли, или довести до предсмертной кондиции задержавшие милиционеры, или помочь умереть в БСМП. Первый вариант крайне маловероятен, поскольку силовикам никаких показаний выбивать из Бондаренко не было нужды. Так же маловероятно, что избитый человек, худощавый художник сам спровоцировал конфликт с задержавшими его силовиками, после чего, его пришлось срочно везти в реанимацию.

Версия о том, что парню «помогли» умереть в БСМП имеет очень серьёзные доводы.

1 Протестное движение сдувается. Ему жизненно необходимо добавить драйва, усилить тонус. Если ставить задачу организовать сакральную жертву, то проще всего сделать это, используя своих людей в службе скорой помощи. Туда периодически поступают  лица, задержанные после политических конфликтов, разной степени травмированности. Чем тяжелее пациент, тем проще сделать так, что «врачи долго боролись за его жизнь, но не смогли спасти», тем правдоподобнее это будет выглядеть.  Потом нужно с помпой провести похороны, которые сами по себе тоже являются протестной акцией. Этот сценарий давно отработан. Мы неоднократно наблюдали его в действии.

2 Многие медики нелояльны власти. Они это и сами  не скрывают.  Достаточно одного или двух сочувствующих протестному движению на ключевых местах в службе скорой помощи, чтобы подыграть ему с сакральной жертвой.  Причём, этим людям нужно быть очень уверенными в недоказуемости диверсии.  Власть крайне заинтересована в расследовании инцидента.

3 Роман Бондаренко идеально подходит на роль сакральной жертвы. Красивый молодой парень, художник.  Неравнодушный активист “погиб от рук силовиков-карателей кровавого диктатора” защищая символы свободы и европейского пути развития. Как и подобает творческим людям, находился в поиске себя, работал спецназовцем, директором магазина и учил детей рисовать. Как раз перед инцидентом уволился с работы.

4 когда, парень был ещё в реанимации, тема уже широко освещалась в оппозиционных СМИ. Врач из БСМП сообщил в интервью, что шанс 1 из тысячи. Координаторы протестов очень оперативно организовали акцию памяти. 

Пока что эта версия выглядит наиболее правдоподобной и логичной.  Конечно существуют другие способы организации сакральных жертв. В Киеве, например, во время майдана снайперы просто настреляли “небесную сотню”.  В нашем случае организаторы протестов видимо пришли к выводам, что это слишком рискованно при том уровне силовиков, который есть в Белоруссии. Если такой снайпер будет отловлен спецслужбами, рухнет вся система.  В любом случае, участникам протестов не мешало бы лишний раз задуматься  изучить, что такое технологии социального инжиниринга.

Оцените статью
Западная Русь