Малаш Михаил: Почему ничего не получится у т. н. пророссийской оппозиции в Белоруссии

В последние годы мы только и слышали, что российская власть в бывших республиках работает только с элитами и не работает с обществом. Много лет подряд мы наблюдаем, как так называемые русские патриотические СМИ критикуют российскую власть в том, что в Ближнем Зарубежье работают многочисленные западные НКО, а российских там нет. Много разговоров было про «мягкую силу», под которой надо понимать агитационную деятельность против «царьков», узурпировавших власть в республиках и не позволяющих разграблять их ресурсы российским олигархическим кланам, подчинив эти республики Москве.
Пока же активно работает пропаганда против бывших союзных республик лишь внутри самой России. Всем пользователям рунета рассказывают в подробностях, какие там негодные власти, какие недалёкие народцы там проживают, которые из-за национализма решили в 90-х годах отделиться, и, как хорошо, что россияне сбросили со своей шеи нахлебников. Какие-то другие публикации на тему бывшего СССР в российских СМИ трудно найти. Правда, эффективно это работает только в отношении жителей РФ, и особенно русскоязычных украинцев, латвийцев и казахстанцев, распаляя среди них великоросский шовинизм.
Почему данное направление, если, даже Кремль и сподобится его реализовывать внутри республик, обречено на провал? Рассмотрим на примере Республики Беларусь.
У белорусского КГБ имеется 20-летний опыт противостояния подрывной деятельности Запада. Запад стал использовать миф о литвинском, то есть нерусском происхождении белорусов, создал проект т. н. белорусского национализма на его базе. Так как социальной базой этого проекта стали лишь городские сумасшедшие, среди которых не то, что интеллектуалов, но и просто здравомыслящих людей, не было, то руководить проектом пришлось ставить либералов, которые, как умели, прикидывались националистами. Проект заведомо коллаборационистский выдавали за националистический.
Перед этим проектом была поставлена задача космического масштаба – сменить идентичность белорусов, убедить их в том, что они не русские со знаком качества, а европейцы третьего сорта и подсунуть им язык, на котором между собой не разговаривают даже сами лидеры свядомой оппозиции и активисты.
Помимо этой задачи, перед проектантами была поставлена ещё одна неподъёмная задача. Им было поручено помимо прочего ещё и Лукашенко свергнуть. Естественно, что затея с треском провалилась, поскольку эти цели были, по сути, взаимоисключающими.
Местные реализаторы проекта, нанятые западниками, быстро поняли, что поставленные задачи утопичны, но хотели и дальше получать европейские деньги. В итоге они начали имитировать перед заказчиками подрывную деятельность. КГБ такие «подрывники» полностью устраивали, и он им в этом старательно подыгрывал, имитируя политические репрессии, и помогая разводить на деньги западных спонсоров. Схема работала 20 лет. Лавочка прикрылась в 2014 году. Совокупный рейтинг оппозиции снизился с 20-25% в 90-х годах до 4-6% к 2014 году, когда её лидеры массово воспринимались белорусами, как клоуны. Даже потенциально имеющиеся протестные 25% населения они не смогли в перспективе увлечь за собой.
Если Москва вдруг решит завести себе в Беларуси подобный проект, его функционеры точно так же столкнутся с ситуацией нереализуемости поставленных перед ними задач и начнут имитировать их подрывную деятельность ради российского финансирования.
Что это за задачи?
1 убедить массового белоруса в том, что страна и он сам лично выиграет от снижения политического статуса, превратившись из суверенного государства в вассально марионеточное образование типа Приднестровья, Абхазии и ЛДНР. Подобно тому, как западники не сумели деиндустриализацию и разрушение экономики упаковать в красивое, но непонятное для людей слово «структурные реформы», россияне и их агенты не сумеют упаковать подчинение белорусов Москве в красивое непонятное слово «интеграция».
2 убедить белорусского обывателя, что проводимая Москвой политика повышения цен на газ-нефть и выдавливание с рынка белорусского продовольствия, это хорошо, а сопротивление этому со стороны Лукашенко плохо с точки зрения интересов этого самого обывателя.
3 Убедить простого человека, что белорусские предприятия станут работать эффективнее, если будут приватизированы российским крупным капиталом, зарплаты на них повысятся, и государство будет иметь с них больше, чем имеет сейчас, когда они принадлежат государству.
Если у прозападной оппозиции под рукой была привлекательная витрина Запада, который, объективно богаче и экономически более развит, чем Белоруссия, то у лидеров пророссийской оппозиции такого ресурса нет. Им надо будет доказать обывателю-потреблятелю васе пупкину, что население прилегающих к Беларуси российских областей живёт существенно лучше, чем он сам, и вхождение в состав РФ либо подчинение Москве повысит его жизненный уровень. Этого, конечно, можно достичь, заранее искусственно понизив его в Беларуси ниже уровня Смоленской, Псковской, Брянской областей. Однако, если Россия сделает это, то это будет настолько очевидно, что ни о какой привлекательности её для белорусов уже нельзя будет говорить.
На все эти вопросы центры российской пропаганды за 26 лет борьбы с режимом Лукашенко так и не сумели найти ответы, имея гораздо более щедрое финансирование, нежели то, которое достанется местным функционерам. Возможно, что жителям РФ, ничего не знающим о Белоруссии, вполне достаточно тех поверхностных доказательств, которое предлагает российская пропаганда. Белорусам же нужна будет на порядок более глубокая аргументация.
Если Москва решится на такой заведомо провальный шаг, то эффект получится скорее обратный. Неуклюжесть и очевидная противоречивость проекта будет лишь настраивать белорусов против России в придачу к нескончаемым торговым и информационным войнам. У белорусов же вполне хватит ума отделить российский народ от олигархического государства и его местных агентов.
Теоретически возможное противодействие этому проекту со стороны белорусской власти мы тут пока даже не рассматриваем, хотя это тоже мощнейший фактор.
Оцените статью
Западная Русь +